"Птицы прилетают и в окно робко бьются
Раны заживают, а рубцы остаются"
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:44 

Икки/Агито|Акито; PG; "Кошка и сигареты"

Viva la comedia;
Тогда все было как обычно. Обычные будни. Обычное время. Все было в спокойном круговороте. Я приходил на тот самый стадион, все тем же взглядом не то пытался углядеть за мастерством Симки, не то заглянуть этой испорченной девчонке под юбку. Все так же получал от Микан (правда вообще не был в курсе за что, ну или просто делал вид что не знал за что). И да, в нашем доме все так же жил тот самый мальчишка с раздвоением личности каждую из которых контролировала одна лишь повязка на глазах. Мне, кстати, всегда хотелось сдернуть с него эту повязку и посмотреть, что будет, конечно я догадывался что выиграет сущность Агито, да-да, того самого боевого мальчишки, но все-равно было интересно, но я все так же этого не делал боясь получить по непослушным рукам от них обоих. Акито был странным, но милым, его привычка засыпать у меня под боком по-началу изрядно надоедала и более того - не на шутку раздражала, но со временам я с этим свыкся и даже мне самому было временами несколько непривычно не чувствовать у себя под боком его тела. Агито раздражал, просто раздражал и тем самым притягивал, я замечал за собой что временами совершенно не к селу, ни к городу говорил какую-нибудь колкость в его адрес, конечно же я получал более содержательный ответ откуда узнавал все больше и больше мата, мне всегда казалось что досуг Агито проводит за тем чтобы придумывать новые подколы и ругательства в мой адрес, но я не придавал этому значения.
читать дальше

15:12 

Viva la comedia;
Название: "SH: genius returns. False or true?"
Автор: akuma_daigo
Бета: отсутствует. Проверка произведена в Word.
Фэндом: «SH» BBC.
Рейтинг: в основной части G.
Жанр: Ангст, слэш, ООС.
Дисклеймер: персонажи - Артур Конан Дойль; задумка сериала - Гэттис и Моффат; сюжет написанного - мой.
Пейринг: Johnlock [SH/JW]
Размер: 2274 слов.
Статус: Законченно.
Размещение: Свободное, только ссылочку хотя бы в комментарии или U-mail киньте, мне приятно будет.

Любопытство - добродетель до тех пор, пока на свете
Незаметно в спину метят, путая следы.
Голубая кровь у лордов, ярко-алая у прочих,
У таких, как ты, она прозрачнее воды.

[c] Лора Бочарова


читать дальше

14:50 

Viva la comedia;

Не так давно закончила смотреть сериал «Sherlock Holmes» BBC. Будь моя на то воля, я бы Гэттису и Моффату не только руку пожала, но и сжала бы их в своих широких объятиях, отдельное спасибо стоит сказать операторам, которые постарались при съемках фильма, да и всему составу. Камбэрбитч и Фримен в ролях Шерлока и Ватсона - выступили великолепно. Обратить особое внимание стоит на роль Шерлока, которую Бен отыграл по своему великолепно и непередаваемо, повадки, действия, взгляд, а вот о словах тема отдельная - с этим он очень намучился, как сам рассказывает в видео-интервью. Ватсон воплощен в жизнь не менее блистательно. Пусть я и не читала оригинальное произведение [что буду исправлять], но как мне кажется все передано по высшему разряду.
Особенно понравилась идея того, что Шерлок относится к поколению XXI века, а это считайте совершенно другой мир, нежели Лондон в XIX веке. Так же я замечу, что сериал несет свою нагрузку. Так например наша русская версия Шерлока относится исключительно к детективному, довольно серьезному жанру; вариант от Гая Риччи, с Робертом Дауни-младшим я все же больше расцениваю, как боевик, да и Шерлок в исполнение Роберта, и Гая, мне показался больше не "мыслителем", а массовиком-затейником, который не только подложит вам свинью, но еще и подзатыльник отвесить успеет. У Бена же, Холмс вышел безумным, падким на преступления типом который относится к разряду "не от мира сего". Обилие комических сцен делает сериал интересным для просмотра, вы же ведь любите от души посмеяться? Но так же тут присутствует и детективность, и драма, и триллер, а серия "Собака Баскервиллей" вообще меня испугала. [правда-правда, я не вру!]. В общем сериал великолепный, захватывающий и интересный. Советую к просмотру.
Хотелось бы еще сказать, что персонажи наталкивают на желание творить и вытворять, так что в скором времени я выложу написанный мой фанфикшн на тему этого фендома. А вот на фото выше - я и мой домашний Камбербэтч и Фримен, нарисованные моей хорошей подругой и просто замечательным человеком. Теперь рамка с рисунком занимает почетное место на моем рабочем столе, и греет мне душу.

02:32 

"Грехи и жертвы"

Viva la comedia;
 Рыжая, зеленоглазая, она без зазрения совести одела сегодня свой самый откровенный наряд. Дерзкая, дикая, жгучая, как огонь, за ней толпами ходили мужчины изменяя своим женам, оставляя своих детей и отцов. Требовательная, желанная, она всегда получала то что хочет ото всех. Дорогая, прекрасная, ласковая, она нежно поцелует вас в губы, а после отвесит звонкую оплеуху так что вы лишитесь ориентации в пространстве на несколько минут, и с дерзкой, широкой усмешкой на лице выкинет вас прочь из ее, а возможно вашего же дома.
Сегодня она получит по заслугам, за все семь грехов, что за непомерную гордыню, жившую с ней бок о бок; что за зависть, которая настигала ее когда она смотрела на счастливых людей; что за чревоугодие, и алчность, за гнев и безделье, и конечно же за похоть.
Сегодня она была как никогда хороша, открыта, светла и весела, она как обычно улыбалась и как обычно на нее оборачивались, не из-за того, что она выглядела как-то особенно, хотя из-за этого тоже, но больше из-за того что она своим существом, исходящими эмоциями привлекала внимание проходящих мимо зевак, она была словно зажженным фетилем средь тьмы корабельного трюма, привлекала взгляды маленьких глазок-бусинок корабельных крыс которые прячутся по темным, прогнившим норам, откуда несет смрадом влажных гнилых досок.
Она шла на верную смерть, шла и улыбалась, а еще боялась, но не предстоящего, а того что кто-то услышит бешеный стук ее черного сердца, сердца которое проело грех - она должна быть неотразимой до самого конца этого дня, хотя кто знает, возможно она уже не доживет до утра, ведь инквизитор Питер Вудс славится своей жестокостью, а с ней он будет неумолим, ведь она и только она совратила его юного сына, и с ней он будет особо жесток, не так ка с остальными, сегодня она испытает на себе весь гнев оскорбленного отца.
ЕЕ последний оплот жизни выглядел именно так как она себе его представляла, каменные стены, железные толстые кольца вбитые в стены, тихий перезвон цепей висящих на стенах цепей, черепа и скелеты бывших приговоренных, она перестала улыбаться увидев темные глаза смотрящие на нее с неподдельной ненавистью. Она сама злорадно посмеиваясь подошла к свисающим цепям и защелкнула оковы на ногах и на одной из рук, а он подошел и защелкнул оковы на последней руки. Тихий шорох, пробежавший паук, стук его восьми лапок стих где-то в конце этого сырого холодного помещения. На улице звучит перезвон церковных колоколов, звук свистящего ветра, наверное последние звуки в ее жизни, к концу которой приговорила она сама себя. Улыбка застывшая на ярко накрашенных губах.
Она чувствует как инквизитор срывает с нее легкие одежды, скользит взгляд по телу которым было совращено не малое количество человек. Он приготовил для нее нечто особенное, но она точно знает, что он раз от раза будет менять сценарий происходящего желая причинить ей как можно больше боли, отомстить за всех тех, кому она причинила боль.

Было больно, мерзко неприятно. Инквизиция - это сборище безумных людей, а злой глава инквизиции это демон во-плоти. Рассеченный живот с которого свисают отдающие в слабом свете перламутром кишки, вываливающийся желудок, грудь залитая собственным утренним переваренным завтраком, такие нежные пастельные цвета. Кровь скапывающая вниз, на пол, вязкая тягучая, словно черная, словно дьявольская. Открывшийся прекрасный цветок, в котором он видит только дрянь и грязь, он несчадно бил ее, связывал узлами кишки, проделывал дыры раскаленным шилом в ее желудке смотря за тем как медленно стекает по ней желудочный сок, а он кричала. За то что она так любит улыбаться он прорезал ей щеки от самых уголков губ и до самых ушей, пусть улыбается и в предсмертной агонии. Он вогнал ей колья в руки и ноги. Он вливал в нее воду и смеялся, безумно смеялся. Он снимал с ее ног и рук кожу, которая после с влажными шлепками падала на каменный влажный пол. Все пропиталось запахом крови и желудочного сока. Он набрал ее желудочного сока вперемешку с кровью в глубокую тору и влил ей в рот, попытки к крику, безуспешно. Он медленно выжигал ее зеленые глаза раскаленным железом, а после пробравшись под ее ребра прижигал и колол ей сердце биение которого раз от раза сходило на нет. Он остриг ее и снял с ее головы кожу, после раздробил череп. Множество всего она пережила, он приводил ее каждый раз в сознание чтобы она продолжала чувствовать и ощущать на себе гнев всех тех кому она омерзительна, гнилая, грешная мразь, он не мог поступить по другому. Он вырвал ее сердце, борясь с желание раздавить его, он вырезал ей желудок, сначала прижег, а после и срезал гениталии, рвал и вырывал ей грудь кошачьим когтем, он отрубил ей пальцы и поил ее же кровью, множество органов он удалил уже после того как она нашла свою смерть.

На следующее утро взобравшись на возвышение он оглашал все то что делал с ней возведя руки обагренные кровью к небу. Он кинул на растерзание в толпу ее легкие, которыми она дышала в безделье, он кинул в толпу ее глаза, которыми она с завистью смотрела на счастливых людей, он бросил толпе ее губы котором она усмехалась с гордыней вглядываясь в людей, он кинул ее желудок которыми она удовлетворяла свое чревоугодие, он отдал толпе ее язык которыми она так алчно говорила о всех ее преподношение от глупых мужчин, он кинул ликующему люду ее кисти рук которыми она в гневе отвешивала оплеухи, он брезгливо отбросил ее гениталии в которых скопилась вся ее похоть, а после он показал людям ее гнилое сердце в котором объединились все семь смертных грехов, а после он задавил его смалывая и превращая в комковатую кашу. Он был рад что избавил люд от этого демона.
А она продолжала улыбаться и смеяться гладя по голове дьявольского цербера и обещала ему вернуться.

02:27 

"Сборная солянка"

Viva la comedia;
 Темнота, застоявшийся запах какой-то жратвы. Слишком грязные вздохи, чтобы быть реальностью. Последний выдох, выходящий из прокуренных легких. Мороз декабря, остывший чай на столе, грязное белье. Оторвись от меня, иначе мне придется разорвать нас, а я буду вырываться срывая с наших тел куски плоти. Оторвись для того, чтобы я перекинулась через окно с сигаретой кента в зубах, и язычком пламени срывающимся с потертого "крикет" прикурила. Жужжащая над ухом муха, декабрьская муха. песни Цоя и "Пикника" в наушниках, кусать губы, гнить внутри.
Мечты сбываются, детка. Читать тебя по глазам, пить тебя, пожирать тебя. Сладкий запах зимы, горький вкус снега и никотина. Накрываешь мое тело одеялом своей кожи, обнимаешь так, что я чувствую себя круче чем Сусанин, и защищенней чем китаец за их долбанной стеной. Думаю, мне бы хотелось написать книгу о наркоманах, где много секса, мата и запретных плодов. Я бы говорила, что мы жрали колеса в электричке, которая тащилась со скоростью червя, а ведь мы просто решили съездить к другу с которым я была бы не прочь просто поцеловаться, из-за его чертовской красоты и раздвоенного языка, а мы просто дети 21 века, мы просто жрали жаропонижающие таблетки на спор и орали "кто круче". Я бы говорила, что мы кололись в туалетах, хотя просто сбегали из зала с бывшим ради того, чтобы поцеловаться, как это принято говорить, в засос, чтобы он вдоволь попялился на мои сиськи, а потом предложил потрахаться, но потом чувствовал жар пощечины и слышал мой заливистый смех и удаляющиеся шаги. Я бы говорила и говорила, о том какое я дерьмо, но все-таки чертовски ахуенная, чтобы меня забывать.

14:05 

"На колени!"

Viva la comedia;
 Тёмные прутья сожранные ржавчиной. Тьма вокруг, тьма подо мной. Стеклянные полы под которыми дегтевыми потоками закипает ваша ненависть. Руки, сожранные опарышами, вскрытые ножами, обрезанные бензопилами, они стучат в стекла, они хотят моей души, моей жизни. Разум закрывается, хаос принимает меня в свои объятия. Мысли тараканами мечутся в моей башке. "Кто я?", "Что я?", "Почему именно я?". Вы жалкие черви бытовой коррупции, живущие для себя, и любящие себя, не уверовавшие в высший разум подчиненные своим незримым машинам, кичащиеся своей гордость и своими деньгами. Вы просто ублюдки из пор которых стекает желчь, делая вас похожими на трупы в желатине. Запах тлена, разложения, где-то вдали звук затачиваемой стали.
Оно вернется за мной, обхватит невидимыми руками, укроет плащом небытия, и я забудусь, представлю себя птицей и сигану с крыши ваших шикарных апартаментов и как же я надеюсь увидеть на ваших кукольных лицах презрение, отвращение, слышать как вы говорите, что глупо умирать столь юной. Такое прекрасное тело, нетронутое, целое, лишь синяки под ребрами, на животе, голова вывернувшаяся под неизвестным углом и язвительный взгляд на ваши тупорылые лица. Дети греха, жаждущие вкусить сладострастных соков, кричащие от страха, разрываемые гневом. В этом юном теле есть изъяны, внутри этого тела - дробленные кости, внутренние кровотечения, язвы и прокуренные легкие. Я стану местной легендой, меня будут обсуждать, называть богохульницей и думать, что я попаду в Ад, потому что все самоубийцы попадают в Ад. Губы искаженные ломанной насмешкой более не откроются для остроумной шутки, вам же лучше, молитесь господа, я покажу вам шоу, искажу ваше понятие о смерти, которую так легко заполучить. И лежа на теплом асфальте, я буду смотреть на вас сверху-вниз, как вы смотрите на нищих и обделенных, богатые мрази - красивые лица. Я желаю навеки стереть улыбку с ваших лиц, срезать вам губы, выжечь глаза, дать вдохнуть яда. Вода разбавляемая синильной кислотой, кричащие трупы. На колени, ублюдки, на колени! Я желаю видеть ваши слезы, слышать ваши просьбы. И ведь никто не был виноват.

Хроники;

главная